Даже лестница, ведущая от Капитолия к церкви Санта-Мария-ин- Арачели, построенная на месте прежнего храма Юноны, имеет благородные очертания. Именно в этом месте содержали знаменитых гусей: может они находились в птичнике, скрытом от посторонних глаз, а возможно они важно, с гордо поднятыми головами расхаживали, подобно своим современным собратьям недалеко от Барселонского собора. А возможно их выращивали для гадания. Как считает коллегия авгуров, каждая птица может подать «условный знак» своим поведением. К примеру, тем, как она ест или отказывается от еды, хотя обычно для предсказаний использовалась птица, способная махать крыльями, вытягивать шеи, кивать головами.

Как правило, это были гуси или цыплята, пьющие из кормушки воду, трясущие хвостом, хватающие корм, не говоря о широчайшем диапазоне издаваемых ими звуков – от сварливого кряканья до истерически звучащего кхеканья. Плутарх, никогда не держащий гусей, особенно подчеркивал, что во время попытки галлов подняться на вершину Капитолийского холма, гусей храма Юноны держали на полуголодном осадном пайке и поэтому они были истощенными и очень возбудимыми и всегда готовыми по малейшему проводу поднять тревогу. Тем не менее, следует признать, гуси даже в сытом состоянии, являются превосходными часовыми – они начинают хлопать громко крыльями и гоготать от любого непривычного ночного звука. После того, как гусями Юноны был спасен Капитолий, от них ждать можно чего угодно.

Благодарные римляне не позабыли патриотизма гусей. Сотрудники министерства финансов как-то признались, что первой обязанностью казначея считается достойное содержание, выделяемое на гусей, поэтому раз в год, гуся в пурпуре и золоте в торжественной обстановке в роскошном паланкине проносили вокруг Форума. Но, увы, этот захватывающий спектакль все же омрачила римская жестокость, так как вокруг Форума также проносили распятую на кресте собаку – как урок всем римским собакам, ведь они не залаяли в ночь, когда галлы попытались взобраться на Капитолийский холм.
 
Каждый входящий в церковь Санта-Мария-ин-Арачели, ранний христианский римский храм, оказывается в огромном зале с 22 колоннами, внутри она мрачна и имеет огромное пространство мозаичного пола. Колонны, которые поддерживали крышу, собраны были в свое время из разных римских залов и храмов, так что все они неодинаковы, а на одной из них можно прочитать слова «cubiculo Augustorum».